Детерминанты краж, мошенничества, присвоений, растрат, грабежей, вымогательств и других преступлений против собственности

1. Причины преступлений против личной собственности связаны с корыстной мотивацией, многие объясняются склонностью к паразитизму. Устойчивая или развивающаяся ориентация на уклонение от общественно полезного труда в сочетании с корыстолюбивыми устремлениями «широко пожить», с удовлетворением престижных для ближайшего окружения желаний приводит и к устойчивым деформациям досугово-бытовых интересов, потребностей, привычек: к укоренению стереотипа увеселительного времяпрепровождения, пьянству, наркотикам, азартным играм, случайным половым контактам. По данным выборочного исследования, больше половины осужденных за все виды преступлений против личной собственности систематически пьянствовали, почти ежедневно посещали рестораны, участвовали в азартных играх. На вопрос: «Что нужно сделать, чтобы бросить воровать?» — большинство опрошенных осужденных за карманные кражи ответили: «Бросить пить и наркоманить». Такой стереотип досугово-бытовой психологии, связанный с каждодневным расходованием («разбрасыванием») достаточно крупных денежных средств, в свою очередь становится мотивационной основой продолжения совершения корыстных преступлений.

При этом определенную роль играет психология вещизма, накопительства. У многих осужденных за разбои с проникновением в жилище, кражи автомашин, карточное мошенничество и некоторые иные виды корыстных преступлений квартиры были обставлены дорогой мебелью, имелись машины, стереоаппаратура и другие «престижные» вещи.

В то же время применительно к рассматриваемым преступлениям практически прекратили существование причины, связанные с плохими материальными обстоятельствами жизни. Исключение составляют случаи, когда такие обстоятельства создаются самим лицом в результате бродяжничества, бегства из дома, систематического пьянства и т.п. Мотивация «материальной недостаточности» приобрела совершенно иной смысл, стала пониматься в смысле нехватки денег на спиртные напитки, посещения ресторанов, дорогостоящие покупки предмета далеко не первой необходимости.

2. В формировании корыстно-паразитической мотивации первостепенная роль принадлежит семейно-бытовой среде и влиянию преступных и иных антиобщественных элементов. Более трети корыстных преступников имели в ближайшем окружении пример антиобщественного поведения родственников, судимых за корыстные преступления; более половины осужденных за кражи знали до начала преступной деятельности о безнаказанном совершении преступлений лицами из бытового окружения, поддерживали с ними контакты. По данным выборочного исследования, каждая четвертая кража и каждый третий грабеж совершался несовершеннолетними с участием взрослых. Показательно, что три пятых карманных воров стали ими при активном содействии рецидивистов. Нельзя, в частности, не учитывать при анализе причин корыстных преступлений влияния на психологию некоторой неустойчивой части молодежи уголовных традиций, ложной романтики и измышлений о «красивой» жизни преступников, в том числе пропагандируемых рецидивистами для вовлечения в свою среду несовершеннолетних.



3. К специфическим условиям, которые способствуют совершению корыстных преступлений, относятся: а) упущения и недостатки в хозяйственной и организационно-управленческой деятельности, жилищно-коммунальных органов, снижение защищенности жилищ и хранилищ от проникновения в них преступников, а также защищенность лиц, находящихся на улицах, во дворах, в подъездах от посягательств. Например, слабая укрепленность дверей и дверных коробок, несложность конструкций замков, отсутствие удовлетворяющих спрос платных стоянок, гаражей и противоугонных средств для автомашин; слабая освещенность улиц, дворов и подъездов, отсутствие или ненадежность систем сигнализации, возможностей быстрого вызова работников милиции; б) существенные недостатки борьбы со сбытом похищенного имущества. Сейчас уже почти нет традиционных скупщиков краденого («барыг»): они специализируются лишь на отдельных видах похищаемых предметов (чаще предметов старины и искусства). По данным выборочного исследования, в девяти случаях из десяти похищенное имущество сбывалось в магазинах, предприятиях бытового обслуживания или прямо на улицах. Причем значительная часть таких «скупщиков» догадывалась о происхождении имущества, однако желание приобрести его за бесценок побеждало.

Виктимологические условия. Так, около двух пятых случаев краж из квартир (а в сельской местности — почти в трех пятых случаев) потерпевшие сами создавали обстановку, облегчающую доступ преступников в жилище (оставляли открытыми двери, окна, ключи в легко доступных местах). В случаях мошенничества «вина» жертвы этого преступления часто связана с готовностью самого потерпевшего участвовать в заведомо незаконной сделке. Небрежность владельцев в обеспечении охраны ярко способствует ряду краж автомашин и даже разбойных нападений с проникновением в жилище. Значительная часть уличных грабежей осуществляется в отношении лиц, находящихся в сильной степени опьянения или легкомысленно принимающих приглашения незнакомых людей отправиться к ним «в гости».

Условием, облегчающим продолжение преступной деятельности карманных и квартирных воров, лиц, coвершающих грабежи и разбои, мошенничества, является также пассивность части потерпевших после совершения преступления, промедление или отказ от подачи заявления, неоткровенные показания об обстоятельствах дел, компрометирующих заявителя.


5831224086595991.html
5831261521266029.html
    PR.RU™